+7 (499) 706-88-10 stadyo@stadyo.ru 125040, Москва, ул. 3-я Ямского Поля, д.18, офис 810
Новости
Шефские мемуаразмы и размышлизмы
Главная О компании Шефские мемуаразмы и размышлизмы

 

Здесь, по мере возможности и необходимости, будут скапливаться те самые «мемуаразмы и размышлизмы», не обязательно привязанные к  конкретным датам и новостям. В общем, уголок мыслителя-графомана.

Частично графоманство уже проявлено в исторических очерках и полусерьезном глоссарии.

Принимаются и заявки на «показательные выступления». 

 

Матмодели, методы, алгоритмы, программы

Ну что тебе сказать про Сахалин… 

Чертовски хотелось бы поразвивать что-нибудь         авангардное (бессеточное, например), а не только осваивать, верифицировать и пользоваться этим в передовом западном софте. Но российская действительность и слабая экономика диктуют свои правила - и приходится довольствоваться усовершенствованием матмоделей, численных методов, алгоритмов и программ, реализующих ставшие уже традиционными подходы. Как вырваться из этого круга, который мы сами долго очерчивали и пленниками которого сейчас являемся, не разрушив наработанного — вопрос, ответ на который известен немногим…

Навскидку перечислим интересные для нас и чреватые необходимым развитием мы этим заняты) проблемы.

 1. По ветровым нагрузкам и воздействиям — блуждание по множеству, одна лучше другой, моделям турбулентности, замыкающим уравнения Навье-Стокса, без видимой перспективы счастливого завершения этого долгого путешествия. Как следствие, вопиющая приблизительность при численном определении значимых пульсационных составляющих.

 2. Снеговые нагрузки на сооружения и покрытия зданий произвольной формы — стыд и позор современного математического (численного) моделирования. Где же тот герой, который сдвинет ситуацию с мертвой точки? А то по-прежнему придется довольствоваться и соглашаться на фантазийные картинки-мозаики снеговых нагрузок неизвестного происхождения.

 3. С матмоделями грунтов, железобетона и др. структурно неоднородных материалов и сред (физическая нелинейность) — по-прежнему полный «швах», несмотря на впечатляющую коллекцию таковых и непрекращающиеся усилия всего прогрессивного расчетно-экспериментального человечества. 

4. Решение некорректно поставленых обратных статических и динамических задач для идентификации (адаптации) конечноэлементных моделей зданий/сооружений на значимых этапах их жизненного цикла по данным инструментального мониторинга. Пока приходится использовать инженерно-интуитивные подходы адаптации.

5. Большеразмерные и существенно комбинированные системы, такие как футбольные стадионы к ЧМ 2018, многофункциональные супернебоскребы и пр. Благодатное поле для суперэлементных технологий и методов динамического синтеза подконструкций — требует дальнейшего развития.

6. Сейсмостойкость сооружений во всех своих ипостасях и пространственно-частотно-временных проявлениях. Делано-переделано немерено, но осталось уж никак не меньше. Нынешний этап бурного обсуждения ничтожества существующих и предлагаемых нормативно-методичесих требований никак не отменяют необходимости повседневной целенаправленной разработки новых подходов, методов, алгоритмов и программ сейсмического расчета систем «основание-сооружение» с учетом реальных волновых свойств этой задачи.

7. Расчеты на аварийные воздействия как последовательного процесса реального нагружения, деформирования, образования локальных дефектов и разрушений и, наконец, прогрессирующего обрушения. Разумеется, с учетом всех значимых видов нелинейностей.

8. Связанные задачи аэрогидроупругости, сложная и красивая научная проблема, давняяя наша боль и любовь…Сделаны первые значимые шаги (резервуары, силосы и пр.), хотелось бы большего. Естоь зачем и есть кому.

9. Комплекс проблем, прежде всего, прочностного сегмента, связанных с расчетом трубопроводных систем и наиболее нагруженных деталей с существенно неоднородным НДС (пытаемся, с разной степенью успеха, обобщить, исследовать и реализовать в наших ПК АСТРА-НОВА и СТАДИО). Пришло время их трехмерных упругопластических КЭ-расчетов с различными критериальными интерпретациями параметров НДС.

10,11,12,…

Если конкретнее и приземленнее к НИЦ СтаДиО, то бродит и не дает покоя идея дать новый старт нашему универсальному конечно/суперэлементному программному комплексу СТАДИО с реализаций всяческих новых «изюминок». Он имет для этого все возможности и достоин этого уж никак не меньше всяких новомодных «импортозаместителей». Думаем! 

 

Аттестация, сертификация, верификация,… программных средств

Сначала — справка для непосвященных. 

1. Аттестация — вот уже как 25 лет обязательная содержательная, науко- и финансовоемкая процедура для ПС, используемых для расчетного обоснования объектов атомной энергетики. Участвовал в начале 90-х в разработке основных ее положений. Проводится в системе Госатомнадзора РФ, а в последние годы — Ростехнадзора (НТЦ ЯРБ). По нашей части — в двух «прочностных» секциях экспертного совета (оборудование-трубопроводы и строительные конструкции-сооружения), членом которых состою и активничаю в качестве эксперта те самые 25 лет.

2. Сертификация — «добровольный», многократно описанный и протроленный способ сравнительно честного отъема денег у разработчиков ПС и веры в человечество — у всех: положи деньги и проект сертификата в дупло, а через месяц получи его с подписями-печатями и живи спокойно 2 года; Проводился в ЦПС Госстроя, а теперь — просто в ООО ЦПС.

3. Верификация ПС в РААСН, проводится с 2005-2006 года. Редкое и продуктивное проявление «инициативы снизу», прежде всего, профессионального сообщества. Как одна из естественных реакций на недавнее обрушение покрытия СОК «Трансвааль-парк» (14 февраля 2004 год), а затем и бассейна «Дельфин» в Чусовой (4 декабря 2005 год) и здания Басманного рынка (23 февраля 2006 года). Процедура добровольной верификации, выработанная в ходе острых, но продуктивных дискуссий в РААСН, во многом заимствует и разумно конкретизирует для строительные отрасли основные положения обязательной аттестации в Ростехнадзоре «атомных» ПС (п.1).

Пока же отметим три неочевидных «на берегу», в момент инициирования и далее при прохождении науко- и трудоемкой процедур верификации ПС в РААСН (были — и это понятно — сомневающиеся), и безусловно заслуженных результата:

  • признание профессиональным сообществом расчетчиков и разработчиков ПС (не только российским);
  • признание, более того, востребованность Главгосэкспертизой России и территориальными экспертизами при расчетном обосновании уникальных объектов строительства;
  • несколько шагов до взаимного признания верификации в РААСН и аттестации в Ростехнадзоре (секция №         4 Экспертного совета) — ведутся переговоы.

Верификация ПС в РААСН уже имеет свою историю и прошла ряд этапов развития. Как отражение этого — новая редакция «Положения о верификации…», выработанная в ходе острых дискуссий и отражающая современные воззрения  профессионального сообщества http://raasn.ru/structure/sovpc/Положение_о_научном_совете.pdf

В частности, в это «Положение…» неслучайно добавлены «нагрузки и воздействия» — пришло уже время численного их моделирования и, как следствие, верификации программных реализаций методик.

 

Отрасли, объекты, задачи

Не припомню, чтобы мы отказывались от какого-либо объекта и/или задачи при внятных, этически приемлемых условиях работы. Но, по-видимому, из-за репутации   ( «сарафанное радио») никто не предлагал и не предлагает нам выполнить статический расчет сарая на упругом основании — и без нас находятся умельцы, и слава богу. Говорю об этом без высокомерия, а с некоторым отстраненным удивлением, глядя как сработал в жизни механизм разделения труда (или естественного отбора).

Нам грех жаловаться: целый иконостас не просто уникальных, а эмблематичных объектов строительства и машиностроения, исследованных на значимых стадиях их жизненного цикла том числе, и «смерти» после аварии/обрушения) в самых, по необходимости, сложных постановках. Так чего же не хватает? Может быть, только достойной финансовой и общественной оценки этой работы? Нет, не только…

К примеру: «Москва-Сити», небоскреб к небоскребу, торгово-развлекательный и киноконцертный центры, куча офисного планктона, туристов и зевак (да, появились). А есть ли «в доме хозяин»? Был бы, озаботился решением ранее нерешенных или вновь возникших проблем. Упомянем только две, нас касающиеся: мониторинг несущих и фасадных конструкций (пещерный уровень или нет вовсе), ветровая аэродинамика всего комплекса зданий, включая пешеходную комфортность. А там, глядишь, и BIM-технологиям нашлось бы реальное, а не придуманное место.

Комплекс уникальных олимпийских 2014 года (не только спортивных) сооружений и зданий в прибрежном и горном кластерах Сочи. Что с жизненно необходимым мониторингом конструкций? Вопрос, к сожалению, риторический…

28.10.2016 (навеяно блиц-визитом на строящийся стадион «Зенит Арена» в Санкт-Петербурге).

Строительство семи стадионов к чемпионату мира по футболу 2018 г., расчетное обоснование которых выполнял НИЦ СтаДиО, вступило в завершающую (но отнюдь не в безоблачную) стадию. Интересно, а для нас и жизненно необходимо взглянуть, как материализуются те проектные решения уникальных объектов строительства, расчетное обоснование которых мы выполняли и защищали в Главгосэкспертизе России в 2010 — 2016 гг.

На четырех стадионах пройдет Кубок конфедераций 17 июня по 2 июля 2017 года) — восьмой по счёту футбольный турнир среди национальных сборных, проводимый под эгидой ФИФА. Один из них, самый большой, многотрудный и скандально известный объект наших расчетных исследований — «Зенит Арена» в Санкт-Петербурге (на 68 тыс. зрителей). Среди трех других — «Спартак», Москва  (трехмерный КЭ-анализ конструктивных узлов покрытия, 2010 год) и  «Фишт» в Сочи (принимали участие в экспертизе).

Не забудем и про центральный стадион ЧМ-2018 — московские «Лужники», проводимая реконструкция которого не затрагивает несущие конструкции покрытия, рассчитанные в ЦНИИСК им. Кучеренко в 1998 году по нашему ПК СТАДИО.

Мы не оставляем футбольно-стадионную тему (или она не оставляет нас): помимо двух стадионов, оптимизированными вариантами которых мы сейчас занимаемся (Волгоград, Нижний Новгород), впереди частичная реконструкция и долгая эксплуатация этих уникальных объектов. И здесь потребуется серьезное, а не понарошку, научное сопровождение этого этапа их жизненного цикла (обследование, мониторинг, экспертизы и пр.). Это в идеале…

А как же со смежными и далекими отраслями науки и практики? Оставим их разрабатывать другим? Наш опыт показывает, что этих «других» не так уж и много, да еше и качество их зачастую вызывает сильные сомнения. Так что будем двигаться и в этих направлениях, вызывая реакцию «вас тут не стояло».

Что это может быть? Приведу возможные варианты, крайние на границах широченного спектра.

Трубопроводные системы: сейчас мы окучили (АСТРА-НОВА, СТАДИО) 6 уже ставших «родными» отраслей, обеспеченных какими-никакими действующими нормами прочностного расчета. А сколько их всего? Навскидку можно добавить судо-, авиа-, космическое и автомобильное машиностроение, обладающие как общностью, так и спецификой, требующих новых разработок. Да и современные суперкомпьютерные системы, требующие жидкостной системы охлаждения, опутаны трубопроводными системами… А новые композитные материалы с различными свойствами, никак или весьма убого представленные в нормативно-методическом и программно-алгоритмических пространствах?

Биомедицина. Широкий спектр: от численного моделирования разнообразного задач для макробиологических объектов  (зубы, кости и сосуды, течение жидкости — крови, лимфы — в сосудах) до молекулярного уровня биомеханики. Во всем цивилизованном научно-техническом мире — бум этого и смежных направлений. У нас — только робкие разрозненные попытки без увренного заказа промышленности.

Есть ли в России механизмы развернуть эти разработки, не полагаясь только на собственные силы? Вопрос, конечно, столь же интересный, сколь и риторический (см. далее).

 

Экспертиза — взгляды со стороны, изнутри и отовсюду…

Действительно, могу взглянуть и оттуда, и отсюда, и одновременно…

Изнутри — при выполнении разнообразных экспертиз: судебных строительно-технических (обрушения СОК «Трансвааль-парк», здания Басманного рынка и др.), проектов уникальных зданий и сооружений как приглашенный-сторонний эксперт в Главгосэкспертизе РФ (стадион «Фишт», трамплинный комплекс ОИ Сочи-2014, высотный комплекс «Ахмат Тауэр» в Грозном и др.), при верификации-экспертизе-аттестации программных комплексов в системах Госатомнадзора-Ростехнадзора и РААСН (более 10-и программных комплексов).

Снаружи — во всех других случаях, когда приходилось убеждать экспертизы разных уровней (Главгосэкспертиза России, Мосгосэкспертиза и территориальные экспертизы) в обоснованности основных положений и результатов наших расчетных исследований для проектов уникальных зданий и сооружений или верификационных отчетов по программным средствам (Госатомнадзор-Ростехнадзор и РААСН).

И то и другое (раздвоение личности и сознания, когнитивный диссонанс) — когда эксперты разных уровней обоснованно предъявляют мне требования, которым я же когда-то   обучил их на курсах повышения квалификации (Главгосэкспертиза — в 2012 году, Мосгосэкспертиза — в 2016 г., судебные эксперты — в 2011-2016 гг.).

И что же дает эта множественность взглядов? Немного подумаю — и обобщу. А пока на память приходит то немногое, что приговаривала, следуя немецкой поговорке, моя бабушка Ревекка Герсон-Зак, выросшая и воcпитанная в Риге: «Hochmut kommt vor dem Fall» — «Зазнайство (высокомерие) приходит перед падением».

Да, в самом деле, стереоскопический взгляд на объекты-задачи и на расчетчиков-экспертов, понимание их (задач) разнообразия, сложности и, зачастую, неповторимости не позволяет почивать на лаврах, требует постоянного развития. Что не гарантирует отсутствия ошибок, но существенно снижает их вероятность.

Наука и/или жизнь

На самом деле, в российских реалиях, скорее «или». Других примеров, исключения из этого печального правила, уж и не припомню.

Система российских грантов и мегагрантов де-факто не работает (мизерна в масштабах страны с научными претензиями, забюрокрачена по «самое не могу» и непрозрачна). Пробиться можно только случайно или по специальному блату. Ну, а при выполнении наукоемких хоздоговорных работ заказчик считает, что научные изыскания выполнены заранее и он их оплачивать не должен. Такой вот порочный круг, еще один…

 

Наука и образование в университетах

Да, именно в такой последовательности, ибо без научного развития и подпитки образование «второй свежести» даром никому не нужно.

Многое и обо многом можно почитать в нашем «Глоссарии».

Еще в 2011-2012 годах, в обстановке относительного благополучия и видимого прогресса в «элитных» национальных исследовательских университетах с нашим НОЦ компьютерного моделирования в МГСУ — тоже) стал ясен тупиковый характер предлагаемой модели (точнее — ее отсутствия) развития науки и образования в российских ВУЗах. Привожу выдержки из своего выступления на международной конференции того времени (EUCEET Association):

«…Инициативы правительства по формированию сети элитных университетов не сопровождаются созданием стимулов к институциональным изменениям, которые бы способствовали развитию в них научной работы». Развитие науки в российских вузах как новый приоритет государства. Социология науки и технологий, 2011

1. Отсутствие устоявшегося и обеспеченного ресурсами статуса и перспектив развития НОЦ (как одно из следствий – адекватных критериев оценки деятельности) в университете

2. В критериях и оценках научной и образовательной деятельности — мертвящий формализм (палочки-галочки, индексы, объемы и пр.). Где качество, актуальность, научная новизна и практическая ценность?

3. Так и не решены базовые вопросы с определением, планированием и достойным финансированием длительных НИР по приоритетным направлениям (запредельный разрыв между приобретаемым наукоемким оборудованием/ПО, требующим ресурсов для освоения и поддержания, и «обделенными“ исследователями)

4. Изматывающие и, в перспективе, обреченные на провал попытки решать вопросы п.3 за счет оперативных хоздоговорных тематик…». 

К сожалению, жизнь не только подтвердила, но и усилила тот негатив, который по нарастающей проявляется сейчас при нерешении указанных и ряда других проблем. В силу утраты морально-этической основы, общепринятой в мировом академическом сообществе, в репрезентативном российском университете невозможны или сильно затруднены дискуссии на ключевые, судьбоносные темы (например, определение реальных, а не  «под ректора» научных направлений, профессиональная содержательная нелицеприятная оценка результатов НИР, повышение качества образования и пр.). Большинство «дискуссионеров», искренне, а не по должности озабоченных судьбой науки и образования, уже изгнаны или выдавливаются из ВУЗов. В кулуарах профессура клянет господствующий порядок, а из президиумов на  «партхозактивах» течет елей и слышится всеобщий «одобрямс».

Возникает законный вопрос: а нужны ли такие университеты обществу, если они только на то и способны, что  «колебаться вместе с линией партии» и плодить недоучек? Когда на этот вопрос ответит само общество (помечтаем), песенка ВУЗов будет уже спета.

Из недавних публикаций на схожую тему — рекомендую, Денис Драгунский в «Газете.ru» https://www.gazeta.ru/comments/column/dragunsky/10393769.shtml

 

Лже-, псевдо-, «противоестественные» науки и «ученые»

Сарказм излит в нашем «Глоссарии».

Как одно из печальных следствий отстутствия должного экспертного барьера, который следовало бы формировать на этапе открытых профессиональных дискуссий — разнообразные «противоестественные» (по Л.Д. Ландау) науки и околонаучные направления, расцветшие бурным цветом. Казалось бы: честно занимайся своим делом, дающим непридуманные и, более того, овеществленные наукоемкие плоды — и плевать на это малопочтенное копошение. Так нет же, не получается: эти самые норовят, используя административный ресурс, отжать себе поболее средств и, что им особенно нравится, регалий. А затем — и начать диктовать свои условия. Так что приходится отвлекаться на неинтересную и неравную, но необходимую борьбу с этим самым.

Часто противоестественность этим направлениям придают и те «специалисты», которые присвоили себе право занятия ими никого к ним не подпускают). Околонаучное словоблудие — их отличительная черта. Как уже отмечено в  «Глоссарии», знатные SMART-, BIM-, нано- и пр. технологи мгновенно аннигилируют при первой же попытке ответа на простой вопрос: «А что у вас реализовано на практике?». Почаще задавайте им этот вопрос.

Откуда же берутся эти лжеученые (по моим наблюдениям в технических отраслях)? Подавляющее большинство — выходцы из комсомольско-партийной советские времена) или карьерно-менеджерской наши) номенклатуры, не прошедшие честно всех необходимых ступеней научного становления. Ученые же степени получившие «через заднее крыльцо». В общем, глубоко посторонние для нашего научного дела люди. Партхозактив, одним словом.

 

Быть и/или казаться

Не новая дилемма, близкая выше затронутым (SMART-, BIM-, нано-, далее по списку). Пишу по свежим воспоминаниям: «пассаж» навеян недавней конференцией в Петербурге. Среди выступавших были две категории (как у осетрины?): «технари» (созидатели) и  «продавцы». А под занавес выпустили откровенного рекламщика, который учил жизни, проповедуя «имидж — все…».

Провел всесь день в президиуме конференции, как почетный гость (непривычная и критикуемая мною же роль), с перерывом на собственное выступление, рядом с ведущим примерно моего же возраста и тоже технарем. Сильно его зауважал, когда на выступление этого самоуверенного пиар-менеджера он и произнес понятную всем нам фразу: «Я предпочитаю быть, а не казаться».

  

Учителя и ученики

Сплошная диалектика и полная непредсказуемость — говорю по собственному опыту. Попытки загнать эти тонкие отношения в прокрустово ложе бюрократических регламентов (сейчас — повсеместно) обречены. Если, конечно, по гамбургскому счету.

Могу сказать только одно: не тот Ученик, кого ты считаешь таковым, а тот, который почитает тебя за Учителя. Верна и инверсия: не тот Учитель…и т.п. Звучит пафосно и как-то  по восточному, но по сути — верно.  Все остальное — придуманно-бумажное.

  

Акела промахнулся!

Тонкая — или не очень — временная грань, до которой следует целенаправленно, но не афишируемо подготовить себе достойную смену. Иначе и не заметишь перехода в категорию «дорогого Леонида Ильича». Сколько их, разбросанных по президиумам… Кстати, среди них есть и молодые, никогда ничего толком и не сделавшие.

Критерий перехода грани очевиден: можешь или нет. Проверять следует самостоятельно и регулярно, на каждой новой работе и при каждом удобном случае.

Все, что можно делать без тебя, не тобою делаться и должно (прекраснодушная идея). Было бы кем.

Кстати, а сами эти «размышлизмы и мемуаразмы» — не явный ли признак перехода в тренерскую категорию? Поживем-увидим…

  

Экономика — государственная или инновационно-конкурентоспособная?

Ну вот, приплыли… От чего старательно и мучительно уходили, к тому и возвращаемся. Ее, госэкономики, доля, по некоторым оценкам, возросла за последние годы в 2 раза и достигла 75%. Не понаслыслышке, а по собственному опыту знаем и на собственной шкуре испытали, что это такое. Хуже, чем госкорпорации экономике, науке, образовании), могут быть только госкорпорации со всем их пещерным, многократно описанным идиотизмом. И уж ни о каких реальных инновациях говорить не приходится.

Вы спросите: а бывают ли исключения из этого правила? Да, бывают, как и для всех других правил, и мы можем привести примеры из нам известных… Но лишь как исключения, подтверждающие правило.

 

Жить в обществе — и быть свободным от общества — нельзя/можно/нужно?

28.10.2016. Как отмечалось в  «Историческом очерке» о НИЦ СтаДиО, 19 августа 1991 года мы выступили в поддержку Бориса Ельцина против путчистов — и не пожалели об этом, несмотря на все, что за этим последовало. 

Сейчас выступаю со словами столь же твердой солидарности с Константином Райкиным, который не побоялся сказать на съезде театральных деятелей то, что думает  каждый, для кого «свобода»  — не пустой (тем более, опасный) звук. Столь редкое сегодня сочетание профессионального таланта и гражданской позиции.

Заменим, например,  «театр» на «ВУЗ», а  «цензуру» на  «единомыслие» — принцип сообщающихся сосудов никто не отменял. К сожалению, «Райкины» столь же немногочисленены в театральном, как и в университетском/академическом сообществе. Тем большего уважения заслуживают.

Таковы нынешние времена и нравы ( «безвременье»), но это не повод молчать и скрывать свое мнение. Вот и говорим…

Хотелось бы обобщенно сказать всем, у кого чешется — «чешите в другом месте» .С. Черномырдин).

 

Портрет посетителя нашего сайта

Вот он, среднестатистический за последний год: бывалый москвич за 45 (подозреваю, что еще старше), больше всего интересуется «Новостями от шефа», программным комплексом АСТРА-НОВА, общей информацией о фирме и сотрудниках, «Историческими очерками» и «Глоссарием», по рабочим дням заходит в 2-3 раза чаще, чем по выходным. 

Самый «провальный» возрастной диапазон четко следует демографической яме  — от 35 до 44 лет. Женщин в среднем в 3-4 раза меньше, чем мужчин, и на сайте каждая из них проводит в 2 раза меньше времени.

Москвичей столько же, сколько всех остальных, вместе взятых. Эти «вместе взятые» откуда только не заходят. По России больше всего — Санкт-Петербург, Пермь (даром, что ли, наши лекции для магистров в ПНИПУ), Новосибирск (Сибстрин, родственный НОЦ), Кемерово, Екатеринбург, Казань, Волгоград, далее еще 70 регионов. Все, за исключением Чукотки — надо при случае сообщить об этом Абрамовичу и спросить, почему. Наверное, срабатывает «чукча не читатель…».

Из почти иностранных — больше всего Украина (Киев, Харьков, Днепропетровск, Львов, Сумы, Энергодар, Одесса, Донецк, Северодонецк, Ровно и многие другие), Беларусь (Минск, Витебск-Новополоцк, Гомель) и Казахстан (на первом месте — Павлодар, далее — Алма-Ата, Астана, Семипалатинск и др. ). Нетрудно догадаться и легко подтвердить, что львиная их доля — пользователи и интересующиеся нашим ПК АСТРА-НОВА. Есть и все другие постсоветские страны, за исключением, до последнего времени, Туркмении. Но теперь и она подтянулась.

Представлены все континенты и технически развитые/развивающиеся страны. По-видимому, это говорит и о присутствии в них русскоговорящих/читающих, имея в виду отсутствие англоязычного варианта нашего сайта (это упущение надо исправлять). Наличествуют и абслютные «антирекордсмены», которые заходят на сайт только по ошибке (например, Бразилия клюет на «стадион»).

За последний год ежедневное (-недельное, -месячное) число посещений сайта увеличилось примерно в 1,5 раза. Это, безусловно, свидетельствует о повышении его информационной привлекательности (за счет появления и наполнения новых разделов) и пополнении постоянных посетителей.

Пики посещений сайта четко увязаны со знаковыми событиями: выход нового релиза программного комплекса или книги, пополнение «Исторических очерков» и  «Глоссария», очередной «наезд» на нас ВУЗовских клерков-коллекторов. Последним не рекомендуем заходить на наш сайт — здоровее будете. Всем остальным мы рады, и будем стараться быть им полезными.

 

А не замахнуться ли нам на…?

Конечно, не на «Вильяма нашего Шекспира», а на что-то   по нашей части.

Ну, например, решительно улучшить неулучшаемое — менеджмент и продвижение АСТРА-НОВА. Учудить, по примеру наших друзей- (недо)конкурентов, ежегодные конференции пользователей и интересующихся в пафосном месте в Москве или поочередно по всей Руси великой. Или не надо быть как все? Подумаем…

Или вот, поближе к исконно нашему. Найти время и решимость — написать и издать монографии и учебники по всем основным направлениям нашей деятельности. И того, и другого нужно будет много — но и на выходе будет интересно и незабываемо. Первые шаги уже сделаны — смотри страницу нашего сайта «Книги, монографии,…».

Из последних желаний, трудноподъемных, но выстраданных. Даже страшно озвучить, но придется… Нет, все же чуть позже.

 

Рекомендую почитать (из последнего) — библиотека от шефа

Ничего узко-профессионального и научно-технического вы здесь не найдете — только общечеловеческое, из прочитанного в последние месяцы и зацепившего.

1. Егор Гайдар. Гибель империи. Уроки для современной России, М., изд. АСТ, 2012

2. Александр Эткинд. Мир мог бы быть другим. Уильям Буллит в попытках изменить XX век. М, «Время», 2015

3. Патрик Модиано. Улица темных лавок. С-Петербург, 2014

4. Патрик Модиано. Однажды ночью.. М, «Текст», 2015

5. Мишель Уэльбек. Карта и территория. «Астрель», 2011

6. Мишель Уэльбек. Покорность. М., «АСТ», 2016

7. Эрик-Эммануэль Шмитт. Ночь огня. С-Петербург., «Азбука», 2013.

8. Эрик-Эммануэль Шмитт. Оскар и розовая дама. С-Петербург., «Азбука», 2013.

9. Жан-Поль Дидьелон. Утренний чтец. М., «АСТ», 2016.

10. Энтони Дорр. Весь невидимый нам свет. Санкт-Петербург, «Азбука», 2015.

11. Кадзуо Исигуро. Остаток дня. Москва, «Э», 2015.

12. Джон Уильямс. Стоунер. Москва, «АСТ», 2015.

13. Исаак Башевис Зингер. Поместье.В двух книгах. М, 2014

14. Исаак Башевис Зингер. Раб. М, 2014

15. Меир Шалев. Эсав. М. «Текст», 2012

16. Меир Шалев. Русский роман. М. «Текст», 2015

17. Владимир Сорокин. День опричника

18. Владимир Войнович. Малиновый пеликан.

19. Евгений Водолазкин. Авиатор. Москва, «АСТ», 2016. 

20. Алексей Иванов. Ненастье. Москва, «АСТ», 2016. 

  

Памятка для  «вредителей» — сотрудников неогоскорпораций и/или косящих под них

Настоятельно советуем вам, обозначенным в заголовке, прочесть и отнестись к этому серьезно, несмотря на очевидные сатирические корни, общие с нашим «Глоссарием».

1. ЗАО НИЦ СтаДиО является частным научно-исследовательским и инновационно-разработческим предприятием, в котором осознанно и с самого начала минимизированы расходы на непрофильную деятельность. Все наши ресурсы мы вкладываем в исследования и разработки - именно поэтому мы интересны вменяемым людям, и они готовы пользоваться продуктами нашего интеллектуального труда.

2. Мы вынужденно терпим идиотизм различных государственных органов и структур  (отчеты, статистика, лицензии, сертификаты, СРО, прочая мура), но не потерпим его со стороны гос- и неогоскорпораций косящих под них), многочисленной армии офисного планктона, действующей от их имени.

3. У вас есть выбор:

  • вам действительно необходим наш продукт (программный комплекс, результат НИР, обучение,…) — тогда вы соглашаетесь с минимально неоходимым набором договорной документации по нашей, десятилетиями выверенной форме  (все остальное см. в ГК РФ), получаете на выходе замечательный продукт нашего производства и используете его во благо вашего производства;
  • вы хотите повыпендриваться, ссылаясь на корпоративный регламент и требуя кучу бессмысленных документов и/или раздувая договор до размеров женского романа с невыполнимыми требованиями — тогда «идите лесом» либо соглашайтесь с непропорциональным увеличением стоимости договора (наша месть за отвлечение от профильной деятельности).

Вы меня поняли? Уверен, что да.

  

С у., АМБ

  

 

 

 

О компании
Программные комплексы
Наука и образование
Загрузки
Контакты
© 1991-2017 НИЦ СТАДИО. Копирование материалов допускается с разрешения правообладателей сайта. Наш интернет-ресурс, носит исключительно информационный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 (2) ГК РФ. Для получения точной информации о НАЛИЧИИ и СТОИМОСТИ товара обращайтесь к консультантам и менеджерам нашей компании. HostCMS.
Яндекс.Метрика